Владимир Сорокин: «Сахарный Кремль»

0
684

Проза Сорокина очень печальна и угрожающе реалистична для современной России — этой мыслью можно описать все его произведения после «Дня опричника».

Однако, сидишь ты, или под действием алкоголя, или под действием легких органических наркотиков (у меня был вариант №1) и дочитываешь «Сахарный Кремль». Во рту сладкий привкус наслаждения, которое ощущают герои романа от поедания изваяния из «белой смерти», и при этом так плохо на душе, так как ты сочувствуешь этим самым героям, как африканским детям в местах гуманитарной катастрофы (Сомали, или Нигера какого-нибудь), и думаешь о вселенской несправедливости.

«Сахарный Кремль» — это продолжение романа о своевольности опричнины и предтеча теллуриевого Рая. Это о том, что ждет Россию, если Путин не остановится.

Великая Русская стена, возрождение монархии с системой коммунистического управления на землях от Курска и до Владивостока. Люди верят в непогрешимость решений государевых и готовы всё отдать в обмен на великодержавие, которое далеко невелико, и даже ничтожно…

…Знает это Марфуша. Знает, что никак не завершат строительство Стены Великой, что мешают враги внешние и внутренние. Что много еще кирпичиков надобно слепить, чтобы счастье всеобщее пришло. Растет, растет Стена Великая, отгораживает Россию от врагов внешних. А внутренних — опричники государевы на куски рвут. Ведь за Стеною Великой — киберпанки окаянные, которые газ наш незаконно сосут, католики лицемерные, протестанты бессовестные, буддисты безумные, мусульмане злобные, и просто безбожники растленные, сатанисты, которые под музыку проклятую на площадях трясутся, наркомы отмороженные, содомиты ненасытные, которые друг другу в темноте попы буравят, оборотни зловещие, которые образ свой, Богом данный, меняют, и плутократы алчные, и виртуалы зловредные, и технотроны беспощадные, и садисты, и фашисты, и мегаонанисты. Про этих мегаонанистов Марфуше подружки рассказывали, что это европейские бесстыдники, которые в подвалах запираются, пьют огненные таблетки и письки себе теребят специальными теребильными машинками. Снились мегаонанисты Марфушеньке уже дважды, ловили ее в подвалах темных, лезли в писю железными крюками электрическими. Страшно…

Страшно от взглядов, которые сложились у Марфуши в 2026 году — вот что действительно пугает.

Но, Марфуша, Комяга, Шка Иванов, Лысый и многие другие, описанные в маленьких рассказах, из которых состоит «Сахарный Кремль», будут жить в этом мире, и, надеюсь, что лишь на страницах прозы Сорокина.

Иллюстрация: Петр Верещагин «Вид московского Кремля» (1879)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here