Братья Стругацкие: «Трудно быть богом»

1
219

Было в них что-то общее для пришельца с Земли. Наверное, то, что все они почти без исключений были еще не людьми в современном смысле слова, а заготовками, болванками, из которых только кровавые века истории выточат когда-нибудь настоящего гордого и свободного человека. Они были пассивны, жадны и невероятно, фантастически эгоистичны. Психологически почти все они были рабами — рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом — рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов. Огромное большинство из них ни в чем не было виновато. Они были слишком пассивны и слишком невежественны. Рабство их зиждилось на пассивности и невежестве, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство. Если бы они все были одинаковы, руки опустились бы и не на что было бы надеяться. Но все-таки они были людьми, носителями искры разума. И постоянно, то тут, то там вспыхивали и разгорались в их толще огоньки неимоверно далекого и неизбежного будущего. Вспыхивали, несмотря ни на что. Несмотря на всю их кажущуюся никчемность. Несмотря на гнет. Несмотря на то, что их затаптывали сапогами. Несмотря на то, что они были не нужны никому на свете и все на свете были против них. Несмотря на то, что в самом лучшем случае они могли рассчитывать на презрительную недоуменную жалость…

Бесспорно, это одно из самых сложных, серьезных и философских произведений братьев Аркадия и Бориса Стругацких, которое чудом вышло в свет, чудом прошло советскую цензуру и чудом не было укорочено настолько, чтобы потерять весь смысл.

«Это философское размышление о том, как устроен этот мир. О том, что с этим миром ничего нельзя сделать — сколько бы усилий не прилагали в разные времена на разных уровнях развития цивилизации, все равно ничего не изменишь. Власть остается властью, как и борьба за нее, деньги — деньгами, предательство — предательством.» — Леонид Ярмольник (исполнитель главной роли Руматы Эсторского в экранизации «Трудно быть богом» Алексея Германа старшего).

Именно после этих слов я заинтересовался произведением прославленных фантастов. Год назад, как вы знаете, поднялась шумиха, после смерти великого режиссера Алексея Германа старшего — его сын решил все-таки выпустить экранизацию «Трудно быть богом», которую снимали вот уже 15 лет. Так как Герман ст. не снимает говна, да и по плохим произведениям не делает экранизаций — это факт — я очень сильно захотел прочитать сие роман.

Роман о том, как ученый-историк с Земли — его зовут Антон (Румата) — попадает на далекую планету, где человечество, подобное земному. Правда, на этой планете всё застряло на уровне Средневековья и живет под жестоким монархическим гнетом.

Феодализм, придворные интриги, уничтожение светских людей и самых разных представителей ученого сообщества, строительство абсолютизма, теологическое верховенство и, наконец, отсутствие просвещения среди населения для развития общества.

Все это окружает людей на этой планете, и видя всё это, Румата (он же Антон), не может помочь им, ибо это нарушит ход истории, нарушит естественную эволюцию, развитие человечества чуждой планеты.

Однако, спрашивается, для чего там Антон и ещё около 200 таких же как он на этой планете — эксперимент. Эксперимент для того, чтобы проследить, каким было человечество в Средние века (если я все правильно понял).

Румата и подобные ему, для личного пользования, привезли на эту планету некоторые приспособления для облегчения своей жизни, такие как вертолет, к примеру. Однако, некоторые арканианцы и прочие народы этой планеты просекли, что они чужаки (где это ведомо, в Тёмные века пользоватся железной птицей?) и их начали принимать за божества. По мере развития произведения они и сами начали принимать себя за таковых, особенно Румата.

Будах, сморщив лоб, молчал обдумывая. Румата ждал. За окном снова тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил:
— Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.
— Сердце мое полно жалости, — медленно сказал Румата. — Я не могу этого сделать.

Произведение необходимо прочитать, осмыслить и каждому вынести свое. Кому-то из моих знакомых оно понравилось, а кто-то с отвращением выбросил книгу — одно ясно, оно не оставит вас равнодушным.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here